Сочинения-рассуждения по русскому языку (ЕГЭ): Мир вокруг нас меняется ... М. Л. Кронгауз (сочинение)

(1)Мир вокруг нас меняется. (2)И язык, который существует в меняющемся мире, меняется сам, перестаёт выполнять свою функцию. (3)Мы не сможем говорить на нем об этом мире, потому что у нас просто не хватит слов. (4)И не так уж важно, идёт ли речь о домовых сычах, новых технологиях или новых политических и экономических реалиях. (5)Объективно всё правильно, язык должен меняться, и он меняется. (6)Более того, запаздывание изменений приносит людям значительное неудобство, но и очень быстрые изменения могут мешать и раздражать.

(7)Что же конкретно мешает мне и раздражает меня?

(8)Не люблю, когда я не понимаю отдельных слов в тексте или в чьей-то речи. (9)Даже если я понимаю, что это слово из английского языка, и могу вспомнить, что оно там значит, меня это раздражает. (10)Позавчера я споткнулся на стритрейсерах, вчера — на трендсеттерах, сегодня — на дауншифтерах, и я точно знаю, что завтра будет только хуже.

(11)К заимствованиям быстро привыкаешь, и уже сейчас трудно представить себе русский язык без слова «компьютер» или даже без слова «пиар» (хотя многие его и недолюбливают). (12)Я, например, давно привык к слову «менеджер», но вот никак не могу разобраться во всех этих «сейлз-менеджерах», «аккаунт-менеджерах» и им подобных. (13)Я понимаю, что без «специалиста по недвижимости» или «специалиста по порождению идей» не обойтись, но ужасно раздражает, что одновременно существуют «риэлтор», «риелтор», «риэлтер» и «риелтер», а также «криэйтор», «криейтор» и «креатор». (14)А лингвисты при этом либо просто не успевают советовать, либо дают взаимоисключающие рекомендации.

(15)Когда-то я с лёгкой иронией относился к эмигрантам, приезжающим в Россию и не понимающим некоторых важных слов, того же «пиара», скажем. (16)И вот теперь я сам, даже никуда не уезжая, обнаружил, что некоторые слова я не то чтобы совсем не понимаю, но понимаю их только потому, что знаю иностранные языки, прежде всего английский. (17)Мне, например, стало трудно читать спортивные газеты (почему-то спортивные журналисты особенно не любят переводить с английского на русский, а предпочитают сразу заимствовать). (18)В репортажах о боксе появились загадочные «панчеры» и «круэеры»; в репортажах о футболе — «дерби», «монегаски» и «манкунианцы». (19)Да что говорить, я перестал понимать, о каких видах спорта идёт речь! (20)Я не знал, что такое кёрлинг, кайтинг или банджи-джампинг (теперь знаю).

(21)Окончательно добил меня хоккейный репортаж, в котором было сказано о канадском хоккеисте, забившем гол и сделавшем две «ассистенции». (22)Поняв, что речь идёт о голевых пасах (или передачах), я, во-первых, поразился возможностям языка, а во-вторых, разозлился на журналиста, которому то ли лень было перевести слово, то ли, как говорится, «западло». (23)Потом я, правда, сообразил, что был не вполне прав не только по отношению к эмигрантам, но и к спортивному журналисту. (24)Ведь глагол «ассистировать» (в значении «делать голевой пас»), да и слово «ассистент» в соответствующем значении уже стали частью русской спортивной терминологии. (25)Так чем хуже «ассистенция»?

(26)Но правды ради должен сказать, что более я этого слова не встречал.

(27)Думаю, что почти у каждого, кто обращает внимание на язык, найдутся претензии к сегодняшнему его состоянию, может быть, похожие, может быть, какие-то другие (вкусы ведь у нас у всех разные, в том числе и языковые).

(28)Я, в принципе, не против сленга (и других жаргонов). (29)Я просто хочу понимать, где граница между ним и литературным языком. (30)Я, в принципе, не против заимствований, я только хочу, чтобы русский язык успевал их осваивать; я хочу знать, где в этих словах ставить ударение и как их правильно писать. (31)Я, в принципе, не против языковой свободы: она, (конечно, в разумных пределах) способствует творчеству и делает речь более выразительной.

(32)Но мне не нравится языковой хаос (который вообще-то является её обратной стороной), когда уже не понимаешь, игра его или безграмотность, выразительность или грубость.

(По М. Л. Кронгаузу*)

* Максим Анисимович Кронгауз (род. в 1958 г.) — доктор филологических наук, автор научных монографий и многочисленных публикаций в периодических и интернет изданиях.

 

Булатов Эрик (группа 2 уровня)

Язык играет важную роль в жизни каждого человека. С момента своего появления и по сегодняшний день он постоянно развивается, к одним из изменений относится появление большого количества заимствований,что не всегда положительно влияет на языковую систему.
В данном тексте автор поднимает проблему чрезмерного использования иноязычных слов. Эта тема особенно актуальна в наше время, так как глобализация затронула не только политику и экономику, но и языки. С каждым днем ее влияние усиливается, это приводит к тому, что в нашем языке появляется все больше заимствованных слов.
На примере из жизни главного героя М.Л. Кронгауз показывает, как люди используют иноязычные слова в любом разговоре, порой даже не зная их значения. Это приводит к непониманию между собеседниками.
Автор считает, что чрезмерное использование иноязычных слов создаст "языковой хаос". Так как люди не будут успевать осваивать новые слова. Это принесет за собой безграмотность и недопонимание.
Я полностью согласен с мнением М.Л. Кронгауза, так как в разговорах люди стали употреблять заимствованные слова , даже не зная их значения. Это приводит к разногласиям между собеседниками.
Данную проблему можно наблюдать в произведении Л.Н. Толстого "Война и мир". Герои произведения в основном говорят на французском только в светской обстановке. Они обсуждают политику, блюда и танцевальные фигуры. Но положительные герои говорят о своих чувствах, эмоциях именно на родном языке.
Также данную проблему можно наблюдать в произведении А.С. Пушкина "Евгений Онегин". Главный герои Евгений Онегин был светским человеком, который, как и все дворяне, в детстве изучал французский. Именно этот язык был популярен среди светской элиты.
В заключение мне бы хотелось сказать, что люди не должны "загрязнять" свой язык заимствованными словами, так как это может повлечь за собой безграмотность.